Переход к региону
Выберите
«Потрясающий край превратили в каторгу»: Виктор Романов – о наводнении в Забайкалье (интервью для Гуранка.ру)
Темы: Добровольцы ЧС СМИ

Об отзывчивости, сострадании и взаимопомощи: своими впечатлениями от работы на стихийном бедствии в Забайкалье делится доброволец Виктор Романов, который приехал на наводнение в из Калининграда.

Месяц назад на Забайкалье обрушилась беда: в результате страшного наводнения сотни людей остались без крыши над головой и потеряли имущество. Забыв про сон и отдых, свои силы на помощь пострадавшим кинули добровольческие организации края. Но отзывчивые люди нашлись не только в Чите, из далекого Калининграда в регион приехал доброволец Виктор Романов. Виктор является руководителем регионального отделения Союза добровольцев России Калининградской области. Приехать в Читу он решил после звонка руководителя Забайкальского краевого отделения Союза добровольцев России Кристины Рахмановой.

Союз добровольцев России

«Витя, мы плывем»

«Сижу я в Калининграде, занимаюсь своими делами, – рассказывает Виктор, попутно отвечая на звонки и решая насущные вопросы, – в новостях о наводнении в Забайкалье, об этом страшном бедствии – одна только строка. Вся информационная повестка забита чемпионатом мира по футболу. Тут звонит Кристина и говорит: «Витя, мы плывем». Я говорю: «Насколько?» Она мне: «Насколько можешь себе представить, настолько глубоко и плывем». Я решаю ехать. Вот так странно я приехал. Для многих людей, которые не понимают такие поступки, я приехал странно».

По приезде Виктор работал в Чите с Кристиной, познакомился с представителями организаций, которые также принимают участие в оказании помощи пострадавшим.

- Кристина ввела меня в курс дела, познакомила с людьми. Здесь же очень много организаций принимает участие, не могу не упомянуть о них. Помимо коллектива Союза добровольцев России она меня познакомила с «Диверсантом», «Зарницей», с поисковым отрядом имени Кости Долгова, с добровольными лесными пожарными, добровольцами с РЖД. Представила меня всем как своего коллегу, который может в некоторых моментах организовать процессы и сделать их грамотными и структурированными, особенно в работе штаба.

Дело в том, что за плечами Виктора немалый опыт работы, в том числе на ликвидации последствий наводнений. В ряды добровольцев он вступил более 10 лет назад.

- Это случилось в 2007-м, сразу как с армии пришел. Если честно, сама судьба привела меня. Что подвигло? Любопытство. А еще отчасти студенческое прошлое – когда занимался КВНом, организовывал «движуху» в студенческие годы, поймал себя на мысли, что мне близка вся эта организационная работа. В 2007 году, зная мои организаторские способности, товарищ пригласил организовать молодежное движение на базе нашего города. Набрали ребят, и закрутилось. Потом меня пригласили стать помощником депутата Законодательного собрания Московской области. У этого депутата был Фонд, но он не особо хотел приезжать в наш район, поэтому все приемы проводил я. Это касалось как раз таки адресной помощи людям по сложным случаям, когда государство помочь не поможет, а родственников у людей нет. Таким образом, я ушел в «социалку», стал заниматься социальной работой. В 2013-м попал в Союз добровольцев России.

Здесь в Забайкалье помимо Союза добровольцев России Виктор представляет также Ассоциацию развития гражданского общества.

- Это новый зарегистрированный фонд, который мы также планируем развивать в целях оказания адресной помощи всем нуждающимся.

Союз добровольцев России

«Наводнения заканчиваются, а последствия остаются надолго»

Вот уже месяц в штабе Забайкальского краевого отделения Союза добровольцев России кипит работа. В настоящее время, по словам Виктора, добровольцы занимаются оказанием адресной помощи семьям, которые оказались социально не защищены, не попали в список под компенсацию от государства.

- Наводнения заканчиваются рано или поздно, а последствия остаются надолго. Не нужно уходить из этой темы последствий, потому что, когда вода уйдет, судьбы, они не улучшатся. Поэтому, по согласованию со всеми друзьями из вышеперечисленных организаций, мы ушли именно в направление помощи многодетным семьям, с детьми инвалидами, одинокими пенсионерами, лежачими, тем, кто пострадал в результате наводнения, но не получит компенсацию от государства. К сожалению, таких людей достаточно много.

Союз добровольцев России

«Я никогда нигде не видел, чтобы столько помощи так долго тащили»

Работа на наводнении в Забайкалье – не первый опыт для Виктора. Он побывал на ликвидации последствий аналогичного стихийного бедствия в городе Бийск Алтайского края и в Хабаровске.

- Все наводнения разные, ситуации и условия отличаются, – делится Виктор. – Например, 2013 год, Хабаровск. Там боролись всем миром, информационная «подсветка» была сильная, куча людей задействовано, куча финансовой помощи, там строили гигантские конструкции, шла «гуманитарка» самолетами. А где здесь «гуманитарка» самолетами? Где здесь «всем миром»?! К сожалению, при всей удручающей ситуации, что сложилась в Забайкалье, ничего не афишируется в федеральных СМИ, нет этого «всем миром».

Благо, за нами стоит очень хорошая местная бизнес-поддержка – все, что нужно по гуманитарной помощи, есть. Минэкономразвития края работает тоже с нами в связке. У нас есть поддержка и понимание того, что многие проблемы можно решить через губернатора края Наталью Николаевну Жданову.

Вообще, здесь замечательные, отзывчивые люди, которые в момент, когда пришла беда, свое человеческое показали, открыли, и достали все, что возможно и для себя копили. Вопросы решаются от простых носков до инвалидных колясок под определенных детей.

Я никогда нигде не видел, чтобы столько еды, столько помощи так долго тащили, чтобы бизнес вкладывал такие деньги в помощь незнакомым людям. Это удивительно. Это приятно и трогает при всей суровости края, при всей суровости местного менталитета.

Говоря о планах на будущее, Виктор рассказывает о проекте «Социальная ярмарка».

- Социальная ярмарка – это когда ты можешь приехать в любой муниципалитет, поставить ряды с одеждой, на вешалках все аккуратно развесить, пригласить людей, чтобы померить эту одежду и выбрать приглянувшуюся. Проект дает возможность с уважением отнестись к людям, а не просто в мешках одежду свалить. Мы планируем сейчас организовать это мероприятие, и я надеюсь, этот проект приживется в Союзе добровольцев России. Знаете, вот из таких сложившихся сложностей возникают такие новые возможности.

Союз добровольцев России

«Добровольчество – оно всеобъемлюще»

Однако, отмечая отзывчивость и слаженную работу всех, кто задействован в ликвидации последствий, Виктор называет одну трудность – нехватка людей.

- У нас не хватает людей под наши задачи. Пора сейчас такая. Основной костяк – это студенты и работающая молодежь, которые вышли из отпусков и работают теперь, мы же не можем их просить – им семьи кормить надо. Где студенты – я не знаю. Еще не понимаю, где помимо вышеперечисленных организаций другие.

Трудности у нас в людях, ведь мало кто сможет работать в таком режиме, как наши ребята – 24 часа в сутки. Нам нужны добровольцы. Чтобы быть добровольцем, не обязательно быть в какой-то структуре, нужно просто оставаться неравнодушным. Знаете, мы исторически держались только друг за друга, и нас враг разбить не мог, только когда мы принимали соучастие в жизни друг друга. Если вспомнить прошлые времена, люди соблюдали общность, дружили дворами, деревнями, селами, мы были общим этносом, но в определенный момент мы уснули, а проснулись как разное общество. Надо нам это возрождать. Добровольчество – оно всеобъемлюще. Это соучастие в жизни «твоего», даже пусть незнакомого человека, твоего по крови.

Союз добровольцев России

«В удивительном крае вы живете!»

Помимо работы в краевой столице Виктор принял участие в разведывательной экспедиции в Тунгокоченский район, где из-за паводков отрезанными от мира оказались села Тунгокочен и Кыкер.

- Отправиться туда предложил батюшка Александр. Мне стало интересно самому себя испытать в очередной раз, и я согласился. Мы пошли с Зюльзи по Нерче наверх через пороги, через перекаты. Два дня мы «пилили» на лодке туда, против течения, лодку загрузили бензином, питанием, нас было пять человек. В итоге за два дня я около 40 километров прошел по тайге. В дороге понял, насколько красивые и самобытные места у вас. А когда пришли в Кыкер и увидел там закат, осознал, что мы все правильно делаем и что все не зря. Там в Кыкере настолько глубоко был срезан берег, что непонятно вообще было, на чем стоят местные коровники, метров пять земли вода забрала.

В Кыкере все-таки не так было серьезно, как в Тунгокочене. Там мы нашли пять семей, которым действительно нужна помощь. Теперь поедем туда еще раз – ее им оказывать, сейчас собираем им вещи и продукты питания. Это была разведка, в наши планы входило разведать обстановку, точечно выяснить, кому и какая нужна помощь. Что меня поразило – в Кыкере оказывается свет подается по часам! Они работают на солярке, электричество туда вести не хотят, очень интересный глава там.

Что хочу еще сказать, жаль, что такой чудесный, необыкновенный, потрясающий край с красивыми людьми изначально превратили в каторгу, создали краю вот такую репутацию. Не вы виноваты, но почему-то так получается, что все, что здесь добывается – это не падает в местную казну и не идет на развитие. Я говорю это открыто и ничего не боюсь. Мне эта правда глаза не колет – пусть колет тем, кто эту ситуацию здесь держит.

Забайкалье – край удивительно красивый, с потрясающей природой и экологией. Здесь все впечатляет: ваши люди, ваши традиции, климат ваш резкоконтинентальный. Пока солнышко светит – загораешь, солнышко ушло – все, дубак. От плюс 50 до минус 50 – это, конечно, то еще испытание характера, понятно, почему здесь такие суровые люди» (смеется).

комментарии

Социальные комментарии Cackle
Хочешь оказать помощь, стать добровольцем, предложить идею?